Буддийские форумы Дхарма
Буддийское сообщество
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи  ГруппыГруппы   КалендарьКалендарь   PeгиcтрaцияPeгиcтрaция 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВхoдВхoд 
 Новые постыНовые посты   За сегодняЗа сегодня   За неделюЗа неделю 
В этом разделе: За сегодняЗа сегодня   За неделюЗа неделю   За месяцЗа месяц 

Реализованные монахи и йогины выходцы из России


 
Новая тема   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Буддийские форумы -> Гималайский буддизм
Предыдущая :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Dondhup
умер


Зарегистрирован: 05.04.2005
Суждений: 7519
Откуда: СПб

176496СообщениеДобавлено: Сб 07 Дек 13, 18:24 (3 года тому назад)    Реализованные монахи и йогины выходцы из России Ответ с цитатой

Йогин Анчин Жорбон Ринчин
Для полного достижения конечной цели и необходимости развития в себе мудрости, которая возникает из единства знания и действий, Будда Шакьямуни учил о знании, возникающем в медитации. Именно знания, возникающие в медитации является эффектом практики, вызывающим трансформацию и ведущим к Освобождению йогина от Сансары.
Великим продолжателем традиции медитации восьмидесяти четырёх сиддх Индии является наш земляк родом из края еравнинских степей будущий йогин Анчин Жорбон Ринчин сын Базарай Сандана родился в селении Хангир (ныне Еравнинский район)и с малых лет учился азам Учения Будды в Эгитуйском дацане. Достигнув совершенствования и усвоив доктрины философии удостоился звания буддийского Гэбши -геше (Благого Друга) в присутствие которого оказывает благое действие на окружающих и заставляет переоценивать своё поведение и жизнь. Ринчин отличался усердием в учёбе и глубокой верой. Перед Святыней Зандан -Жуу он совершил более 400 тысяч простираний, подношений и наяву увидел радужный свет, идущий от него.
Во время паломничества в Богдын-хурэ и другие святые места Монголии он совершил пуджу и вознёс молитвы. Во время диспута с монахами Да хурена не имел себе равных и заслужил всеобщее признание в глубине своих знаний. От Джецун Дамбы-Хутухы получил великое посвящение в тантру Идама Шри Ваджрабхайравы традиции Днянадаки. Вернувшись в свой дацан и усердствуя в практике, достиг уровня Габши.
Предчувствуя большие перемены в стране, Анчин Жорбон в местности Боршогор, находящейся на берегу реки Уды ушёл в полное затворничество для реализации грозного Ямантаки.
Во время глубокой медитации и строгого затвора он начал проявлять свои обычные и необычные сиддхи. Местные жители, которые носили ему подношения, могли видеть огнедышащего быка в ореоле радуги. На радугу опускались сонмы будд и слышались удивительные сведения и звуки. Позже на этом месте произрастали редкостные целебные травы, воды приобретали вкус аршана.
В 1928 году при преследовании властями, он дважды растворял своё тело в мандале своего божества. Когда началось преследование его учеников, Анчин Жорбон вновь проявил своё тело из мандалы и сказал: 'Те придут вновь. Они исполняют волю своего времени и не виноваты. Не буду мучить чужих детей, а отдам своё тело.".
Находясь в аймачной тюрьме, он часто выходил из неё, прогуливался по крыше здания. Когда даже заковывали в цепи, он выходил на улицу и тем вводил в ярость тюремную охрану. Оттуда его перевели на Урал, затем в Иркутскую область.
Вернувшись из трёхгодичной ссылки, с 1933 по 1939 год продолжил свою медитацию в пещере местности Баян тумэн. В это время его учеником и помощником в медитации был эгитуйский монах Жалсан габши - образованный.
В годы войны находясь в тюрьме Даурии, он оставил своё тело и ушёл в радужном теле в чистые земли будд. Зимой в течении недели над тюрьмой стояла удивительная радуга, слышались небесные раскаты и падал ваджрный снег.
Свидетелем всех необычных явлений был известный бурятский писатель Барадий Мунгонов. Эту удивительную историю о нашем бурятском йогине Анчин Жорбон рассказал Рыгзэн Эрдынеевич Эрдынеев -знаменитый улигершин из Еравны.

_________________
ни в сансаре, ни в нирване нет реальной сущности даже размером с пылинку, а причины и следствия и закон взаимозависимого становления безошибочны


Последний раз редактировалось: Dondhup (Сб 07 Дек 13, 18:41), всего редактировалось 3 раз(а)
Наверх
Профиль Послать личное сообщение Отправить e-mail Сайт автора
Dondhup
умер


Зарегистрирован: 05.04.2005
Суждений: 7519
Откуда: СПб

176497СообщениеДобавлено: Сб 07 Дек 13, 18:26 (3 года тому назад)     Ответ с цитатой

ДХАРМАРАДЖА БИДИЯ ДАНДАРОН
http://dandaron.ru/rus/tradition/dharmaraja_bidiya_dandaron.html

14.XII.1914 - 26.Х.1974

Намо Гураве Бидьядхарая!

Молюсь с неколебимой верой ногам Несравненного Учителя, мастеру созерцания,
Владыке всего познаваемого, не отличимому
От самой махамудры1, не выразимому словами,
Ясно показывающему махамудру пространства ваджрной2 мысли.

* * *

Поклоняюсь Учителю, осуществившему Благословение дхармакаи3 в пространстве,
Преобразившему центральный космический ум
В пять запредельных мудростей4.

Поклоняюсь Учителю, распространившему Самбхогакаю5 через собственную реальность Осуществлением Пяти Тел6, Преображенных пятью волнами мудрости.

Поклоняюсь Учителю, создавшему всезнающей мудростью
Из собственного цвета Беспрепятственную мандалу7 мудрости
И проникшему в центр этой мандалы через бой.

Поклоняюсь Учителю - Ослепительному Нирманакае8,
Который есть содержание проповеди перед лицом спасающихся,
Проповедующему большую садхану9 Ваджрасаттвы
От лица гневного идама11.

Время имеет свои символы. Тысячелетия и их отсчет относительны. Конец XX века, конец II тысячелетия - время тревог и надежд, время нового синтеза. Разрозненные области знания вновь стремятся к единству. Многим становится доступным Новое осознание - осознание себя жителем Планеты. Вселенский разум, трансперсональная психология, когерентное сознание, ноосфера. Великое объединение - вот знаки времени, в них -приметы грядущего. Сквозь века проступают истины прошлого, проясняется Древняя Мудрость. Взаимообогащаются философии, ведут диалог религии. Идеи Азии приходят на Запад и дают благие всходы. В муках рождается новое, проступают черты иной кальпы.

Наш рассказ - о проникновении буддизма в Россию и Прибалтийские страны12, о легендарной жизни Бидии Дандарона.

В начале века идею синтеза духовных культур Азии и Европы. Индии и России выдвинул Н.К.Рерих. Вся его последующая жизнь стала деянием по воплощению этого замысла. В это же время по инициативе буддийского духовенства Бурятии в лице лхарамбы13 Агвана Доржиева и с благословения Его Святейшества Далай-ламы XIII в Петербурге на берегу Большой Невки начинается строительство буддийского храма - первого вне пределов Азии. Идея постройки храма получила поддержку известных востоковедов академиков В.В.Радлова и С.Ф.Ольденбурга, профессора Ф.И.Щербатского, дипломата и коллекционера Э.Э.Ухтомского. Среди этих славных имен - имя Николая Константиновича Рериха. Храм возводился по проекту архитектора Г.В.Барановского согласно канонам тибетской архитектуры. 10 августа 1915 года храм был открыт, назвали его "Источник Учения Будды, "-сострадающего всему живому". Храм посвящен Калачакре14. Н.К.Рерих, мечтая о духовном мосте между Индией и Россией, - в самом начале пути уже участник строительства храма, дома новой духовности, пришедшей с Востока. Дальнейшая жизнь - путешествия, живопись, научные изыскания, литературное творчество и, наконец, поселение в Индии - хорошо известны. Но поведаю об одном важном свидетельстве: в 1936 году Н.К.Рерих получает высокое буддийское посвящение в Чакрасамваратантру - завершен храм тайный, невидимый. Сколь могущественна была творческая работа духа Рериха, что рожденный православным и всегда высоко чтивший завоевания христианской культуры, духовного наследия России, он в итоге творческих исканий стал последователем иной религии. Оказывается, это возможно.

О Н.К.Рерихе знают многие. Но с той стороны, с того берега, берега Азии, тоже шел творческий поиск, встречный. Поиск этот был иного типа, он продолжал развитие немыслимого заряда Проповеди, заложенного основателем буддизма. Учение Будды, распространяясь по гигантской дуге в Евразии, от Индии через Непал, Тибет и Монголию, в XVIII в. достигает степей Забайкалья - буддистами становятся буряты. Несколько позже учение приходит к калмыкам, и в низовьях Волги стоят буддийские монастыри с храмами, а ведь это почти Европа - рядом донское казачество.

В конце XIX в. в бурятском буддизме начались реформаторские движения. Первый вариант такого движения, сходного с тибетским римед (тиб. ris med), что значит внесектарность, возглавил лама Лубсан-Сандан Цыденов (1842 - 1922 ?). Идея реформы была разработана Лубсан-Санданом совместно с его учителем Джаягсы Гэгэном, хамбо-ламой одного из монастырей в Гумбуме, что на северо-востоке Тибета.

Джаягсы Гэгэн неоднократно приезжал в Бурятию и, в свою очередь, оказывал гостеприимство русским путешественникам - в 1908 г. по рекомендательному письму Агвана Доржиева на подворье его монастыря останавливалась экспедиция П.К.Козлова15. То, что среди учеников Джаягсы Гэгэна в Бурятии был Лубсан-Сандан Цыденов, извес )ый высокой философской образованностью и независимостью поведения, свидетельствует о духовном авторитете тибетского ламы. Последний раз Джаягсы Гэгэн приезжал в Бурятию в 1910 году. Особое внимание он уделил буддийским монастырям в Кижингинской долине. Еще при въезде в Бурятию его просили дать ванг Яман-даги (высокое посвящение в Ваджрабхайраватан-тру), на что он ответил: "Это будет в Кижинге, кто может и хочет, пусть едут следом за мной". Устное предание донесло удивительные и примечательные слова Джаягсы Гэгэна, когда у него просили одно из посвящений, он в ответ спросил: "У вас русские ученики есть?", "Нет , - последовал ответ, - Вот, когда будут - дам". Когда он в последний раз уезжал, верующие распрягли телегу и пронесли ее вместе с сидящим ламой три раза по кругу, поднесли хадак и просили в следующем рождении родиться в Бурятии, на что он дал согласие. Умер Джаягсы Гэгэн в 1913 году.

Реформа Лубсан-Сандана нашла отклик у лам Чесанского дацана - настоятеля Эрдэни-ламхе и Санданэй-ламы. Сторонником и активным проводником ее, постоянным соратником Лубсан-Сандана был также лама-философ и религиозный поэт Агван-Силнам Тузол-Доржи - в миру Доржи Бад-маев (? - 1920). Лубсан-Сандан и Агван-Силнам возглавили балагатское движение (от бурятского "баалаха" - заставлять, принуждать, т.е. вынужденный отойти от официальной церкви; в народном понимании "откочевавшие"). Они вышли из состава лам Кижингинского дацана и со своими сторонниками поселились в тайге на склоне Ку-дунского хребта. Лубсан-Сандан вернул практическому буддизму строгость правил и интенсивность духовной практики времен индийских махасидд-хов16. Обычный для его времени образ жизни лам в дацане он называл сансарой. В жизни своей сангхи возродил принципы непосредственного ведения учителем ученика. Проповедовались и осуществлялись практики тантры уровня махамудры. Лубсан-Сандан считал, что в меняющихся условиях жизни, в наступающем XX веке, монастырская форма учения будет нежизнеспособной, и перешел к нетрадиционным, с точки зрения доминирующей в Бурятии школы гелуг, видам практики и установил внешкольные правила устройства сангхи, которые могли бы помочь устоять учению в будущем и стать основой для распространения буддизма среди новых народов на западе России.

13 декабря 1914 года у соратника Лубсан-Сандана по реформе ламы Агван-Силнам Тузол-Доржи родился сын. Лубсан-Сандан признает в нем новое рождение Джаягсы Гэгэна и дает имя Риг-зин. На санскрите оно звучит как Видьядхара -Держатель Знания, в дальнейшем сохранилось в светском имени Дандарона - Бидия. Мать Данда-рона Балжима была ученицей Лубсан-Сандана. Имя ее первого, рано умершего мужа было Дан дар, отсюда - Дандарон. Балжима прожила долгую и славную жизнь, жизнь домохозяйки и держа-тельницы родовых и семейных традиций и преданий, жизнь буддийской подвижницы, посвятившей молитвам и созерцанию многие годы. Бабушка Балжима, как ее звали европейские ученики сына и собственные ученики, умерла в 1973 году в возрасте 104-х лет.

Вскоре после рождения Бидии Дандарона из Гумбума прибыла делегация лам, чтобы забрать мальчика на воспитание, но Лубсан-Сандан со словами "он будет нужен здесь" отказал им. В июле 1921 года в шести километрах на запад от Чесанского дацана, в местности Шолута, в небольшом дугане (храме) при большом стечении народа Дандарон был провозглашен полным наследником духовной власти Лубсан-Сандана Цыденова и отныне стал носить титул Дхармараджи - Владыки Учения. В 1922 г. исчезает Лубсан-Сандан, в одной из версий говорится об отъезде его на Запад. Бидия Дандарон остается на воспитании в традиционной бурятской семье среди глубоко верующих людей, сочетающих в своей жизни культуру кочевого народа с высокой духовностью буддизма.

По сложившейся традиции юный Бидия учился основам буддизма, тибетскому и монгольскому языкам у лам. Его первым учителем был Цыден-унзад17. В 1926 году начал учиться в Кижингинской школе. Одним из его учителей был известный в будущем бурятский писатель Хоца Намсараев. Затем продолжил светское образование (после 1929 года) в общеобразовательной школе в Кяхте. Там же познакомился с будущей женой Елизаветой Андреевной Шолуновой, вскоре они пожени лись. Будучи известным перерожденцем (верующие называли его Бидьядара), Дандарон испытывал непрестанное давление со стороны местных властей, и вполне естественным стал его отъезд с женой в Ленинград, где он поступил учиться в институт авиаприборостроения. Параллельно он посещал лекции А.И.Вострикова, продолжив занятия тибетским языком.

В 1937 г. Дандарон вместе с рядом востоковедов арестован. Следует вымышленное обвинение, начинается длительная, полная испытаний эпопея тюремных скитаний. Полтора года он провел во внутренней тюрьме на ул.Воинова - шли допросы. Политзаключенным давали книги из тюремной библиотеки, укомплектованной из конфискованных книг; выбор чтения был обширен. Именно тогда он прочел "Закат Европы" Шпенглера - книгу, которую ценил как опыт изложения кармы народов и цивилизаций.

Бидию Дандаровича Дандарона приговорили к расстрелу, затем высшую меру заменили на 25 лет лагерей и сослали в Сибирь. Он попал в привычные для себя климатические условия и, будучи молодым и здоровым, выдержал все тяготы многолетней сталинской каторги. Годы заключений свели его с образованнейшими людьми. Среди них были советские немцы - историки и философы. Образовался даже неокантианский кружок. В результате этого общения он написал цикл лекций об истории античной и европейской философии "Взаимоотношение материи и духа". Тогда же он создает труд по эстетике на 174-х страницах общей тетради по две строчки в каждой клетке. Среди заключенных были и ламы. Общаясь с ними, Бидия Дандарон продолжил духовное буддийское образование и совершенствование в восточных языках.

Лагерная жизнь позволяла заниматься и религиозной практикой. Многие ламы "стали на долгие ночи и дни буддистическими собеседниками и сотрудниками Дандарона. В лагере постепенно из них сложился своего рода буддийский круг такой пестроты, которую мог явить только лагерь того времени. Они занимались буддийской философией и йогой, но главное - осмыслением своей собственной жизни и своего положения в смысле буддийской философии и йоги. В течение нескольких лет Дандарон руководил этими занятиями...

Это явилось пробой собственных сил, в которой можно видеть истинность практического буддизма... Вспоминая лагерь, Дандарон как-то однажды сказал: "Буддисту полезно родиться в России". И добавил: "Буддисту, но не буддистам"18.По словам Бидии Дандаровича, в условиях лагерной жизни процесс нравственного преобразования, обретения сиддх шел удивительно быстро, но при этом добавлял: "Все же для подобных занятий йогой не хватало питания - хотя бы чашки бульона в день".

Еще в 1939 году по дороге в Бурятию, в поезде. не доезжая Иркутска, умерла жена Дандарона. Чудом не потерялся маленький сын Леонид, взятый на воспитание родственниками из Иркутска. Старшая дочь, очевидно, под другой фамилией затерялась в детдомах, тщетно ее разыскивал отец после освобождения.

В лагерях Дандарон приобрел первых учеников, среди них были два немца и поляк Кокошка. В конце войны их интернировали на Запад. Перед выходом из лагеря Кокошка сделал ложный перелом руки и, спрятав под гипс листы рукописи Дандарона "Необуддизм", вывез ее на Запад. Эту работу Дандарон подписал одним из своих имен - Зидабазар, что является бурятизированной формой от санскритского Читтаваджра. Это - второе имя, которое он получил от своего учителя Луб-сан-Сандана.

В одном из просветов между отсидками Дандарон вместе с ламой Падма-Доржи пишет письмо Сталину с ходатайством о возрождении буддийских монастырей в Бурятии. (К этому времени уже почти 10 лет, как буддизм практически не существовал. Все 46 дацанов Бурятии, а также дацаны Тувы и Калмыкии были закрыты, большинство из них стерто с лица земли. 25 тысяч лам из названных республик сосланы, и большинство из них погибло. В Бурятию из 15 тысяч лам после войны вернулось немногим более двухсот.) На письмо последовала быстрая реакция: в 1946 г. возрождается Агинский дацан и строится новый в 40 километрах от Улан-Удэ - Иволгинский.

В 1956 г., через 19 лет после ареста, последовала реабилитация, полностью аннулировавшая все нелепые обвинения. Дандарон поступает на работу младшим научным сотрудником в Бурятский Институт Общественных Наук. Кончились странствия по кругам лагерного ада, начались странствия в море буддийских текстов - в хранилище тибетских и монгольских рукописей и ксилографов. Началась внешне спокойная жизнь, но давление со стороны местных властей продолжалось. Девятнадцать лет лагерей не сломили независимый характер Дандарона, наоборот, наступил период расцвета сил и творчества. "Что очень характерно для отношения к Дандарону местных бурятских властей, так это то, что они ненавидели его именно за его принадлежность к буддийской духовной традиции - религии, ими гонимой и отвергнутой. Что касается другой стороны его проповеди - проповедуемого им философского универсализма буддизма, то эта сторона была им просто недоступна, ибо они уже отступились от традиции. И Дандарон как бы служил им живым напоминанием об их отступничестве от прежней культуры и о невозможности реального принятия ими никакой другой, хотя он сам, будучи человеком глубоко позитивного склада, никогда не имел в виду упрекать их за это"19. Через год после освобождения Дандарона, в 1957 году, возвращается на Родину после странствий по Индии, Центральной Азии, Китаю, Европе и Америке Юрий Николаевич Рерих, сын художника и ученый-филолог и буддолог с мировым именем. "Одним из первых вопросов, обращенных ко мне, в то время его подчиненному по службе и ученику, был, - вспоминает А.М.Пятигорский, - "Вы знаете Дандарона?" Я сказал, что не знаю. Юрий Николаевич улыбнулся и сказал:

"А я знаю". И вдруг снова началась буддология... Стали переводиться и издаваться буддийские тексты, появились серьезные новые статьи, трактующие самые сложные вопросы религии, метафизики и психологии буддизма"20 ,

В 1959 году Бидия Дандарович Дандарон и Юрий Николаевич Рерих встречаются в Улан-Удэ. Это была не просто встреча двух ученых. Встретились духовные подвижники, представители встречных потоков религиозного и научного творчества. Они обсуждали проблемы развития буддологии и тибетологии, и не только это. Была составлена программа исследований, названы имена буддийских ученых, чьи труды надлежало переводить в первую очередь. Юрий Николаевич не прожил на Родине и трех лет, в 1960 году он умирает еще не старым от разрыва сердца. Один странник ушел, другой же странник продолжал работать.

В сотрудничестве с ламами-консультантами Ж.Ж.Цыбеновым, Л.Я.Ямпиловым и ламой Гэмпи-лом Дандарон разбирает и систематизирует тибетский фонд БИОНа - один из богатейших подобных фондов не только в СССР, но и в мире. Появляются первые публикации, посвященные описанию собраний фонда и отдельным авторам. В начале 60-х идет кропотливая работа по подготовке тибетского словаря, увенчанная в 1963 г.

изданием совместно с Б.В.Семичовым и Ю.М.Пар-фионовичем "Краткого тибетско-русского словаря" объемом в 21000 слов. Этот словарь в 70-х годах был основным пособием для развивающегося буддийского движения среди европейцев.

Летом 1965 года в Улан-Удэ к Дандарону приезжает его первый европейский ученик, с которого началось распространение буддизма в нашей стране как религиозного движения. К этому времени в Ленинграде, странах Балтии и в Москве независимо друг от друга некоторые искатели духовности пришли к буддизму. У каждого был свой путь - либо путь профессионального филолога и востоковеда, либо путь долгих поисков через христианство, индуизм, суфизм, через изучение античной, египетской и европейской литературы религиозно-философского контекста. Характерно, что у каждого была с самого начала поиска заметная поляризация в сторону Индии. Велико было влияние русского востоковедения и миссии Рерихов. Уже были проштудированы труды Ф.И.Щербатского и О.О.Розенберга, стали понятными и близкими идеи мадхь„миков и виджнянавадинов. Необходимость встречи с Учителем прояснялась неотвратимостью в канве порой трагического течения жизни. Поиск Учителя приводил к мысли о пути в Индию. И вот спонтанно, но вполне закономерно реализовалась вместерожденность учительства и ученичества. Учитель и ученик встретились. Бидия Дандарон начал проповедь на Запад, первым стал передавать духовную традицию буддизма представителям иной культуры, иного этноса, в пространство гигантской страны.

Когда Дандарон начал передачу учения на Запад, не все ламы восприняли его деяние. "Зачем им, западным людям, буддизм, у них есть свой Бог?" - говорили некоторые из них. И все же ведущие ламы поддержали Дандарона - среди них были лама-философ габжа-лама Готавон, настоятель Иволгинского дацана Цыбен Цыбенов, тувинский лама Гендун-Цырен, лама-врач Дашиев, оказывал поддержку и хамбо-лама Гомбоев. Ныне, продолжая начатое Дандароном, передает учение на Запад девяносточетырехлетний святой лама Дхарма-Доди.

Первому всегда трудно, особенно в делах духовных; требуется нечеловеческое мужество - "неустрашимость Будды". Принято говорить о традиции - передаче учения по цепочке учитель - ученик, восходящей к Будде Шакьямуни. Для Дандарона одна из таких линий преемственности проходит через Джаягсы Гэгэна к современнику Будды ар-хату Ваджракхае. Но Дандарон - это не одна, это все традиции: "Я объединяю все школы - и гелуг, и каржуд, и сакья, и ньингма", - таковы его слова, такова его уникальность для нашей страны. Среди учеников Дандарона принято говорить не о традиции, а о полноте учения, проповеданного Учителем. В истории Тибета таковыми учителями были Джово Атиша (982 - 1054) и Цзонхава (1357 -1419). Сопоставление Дандарона с великими учителями прошлого не удивительно, ибо преодолеть сопротивление советской сансары и запустить вращение Колеса Благого Учения в пространстве жизни такой громадной и необычной страны под силу человеку могущественному, и человеку ли. Проповедь Дандарона в России и странах Балтии сопоставима с деятельностью Падмасамбхавы21 в Тибете, чьи способности сиддха помогли преодолеть сопротивление светских и религиозных противников Дхармы22.

Дандарон и Падмасамбхава, эти имена связывает уже новейшее предание. Еще во времена постройки знаменитой ступы Бодхнатх, что в Непале, согласно легенде, рассказанной Падмасамбха-вой тибетскому царю Тисрон Децану23, оба они в те далекие времена были участниками этого строительства. По окончании строительства во время ритуала Ганапуджи - жертвоприношения Древу Собрания всех Будд и святых - получили возможность взмолиться о будущем. Один из строителей пожелал родиться благим царем, покровительствующим буддизму, - это сам Тисрон Децан, другой пожелал родиться тантрийским йогином, дабы охранять Учение, - это был Падмасамбхава. Взмолился, и Ворон, также помогавший в строительстве; он пожелал всегда рождаться устранителем препятствий при распространении буддизма. Этим Вороном, согласно кругу кудунских" религиозных преданий, и был в прошлом Бидия Дандарон. Таков еще один штрих к внешнему уровню его жизнеописания.

Есть два порядка проникновения учения в сан-сару - кармический и риддхический. Кармический порядок - это долгий путь созревания человечества до уровня восприятия учения и затем распространение новых идей через цепь передачи знания от учителя к ученику. И второй порядок -риддхический - это внедрение учения проповедью и могуществом Совершенных, через рождение и воплощение Просветленных и Великих Подвижников как прошлого, так и впервые явленных (риддхи - это "сверхъестественные" силы Будды).

"Дандарон приходил лишь один раз", - резко произнес недавно один из его учеников. Да, Тело Явленное, нирманакая, всегда уникально, но Изначальный Учитель пребывает всегда, дело учеников - не упускать контакт, осознавать присутствие, а если надо - узнать. Свет учения пробился к нам во мрак атеизма и в эпоху падения нравов. Нити традиций рвались в тюрьмах и лагерях. После войны только два монастыря жили замкнутой жизнью в пределах Бурятии. И вдруг - вспышка Проповеди и выход учения на простор новых культур и этносов. Такое кажется чудом. Но в этом - соединение обоих порядков вхождения буддизма -кармического и риддхического. "Подпиткой сьер-ху" иногда называют последователи Дандарона "внезапное" появление Учителя - согласно и вопреки традициям и кальпам, в единстве Естественной Свободы и Изначального Совершенства.

Какой же тип буддизма проповедовал Дандарон? Уровень проповеди должен Ьыть адекватен уровню слушающих, здесь тот же принцип, что в знаменитом "когда готов ученик, готов и Учитель". Европейцы 60-х востребовали максимального, так и просили, но не посвящения искали, а Учителя. Достойные получили правомочности высоких уровней, открывшие возможность практик преображения сил и сознания. Этот рискованный, но быстрый путь реализации не случайно стал опытом духовной жизни европейцев-буддистов. Что

характерно для распространения буддизма в новые пределы, так это то, что на острие его всегда идут тантрийские практики. Недаром Дандарон однажды воскликнул: "Тантра - на Запад!" Максималистские методы тантры помогли ученикам выжить в 70-е годы после ухода Учителя, начать период развития в 80-е и создать на западе России и в странах Балтии буддийскую ситуацию достаточной интенсивности, чтобы в 1989 г.буддий-ские общины обрели официальное признание.

Победе Дхармы способствовала трудоемкая и неутомимая работа. Дандарон успел описать и частично издать сочинения "Семи Великих" - видных буддийских ученых из Тибета, в основном из района Амдо, - распространявших учение на север: в Монголию и Бурятию. Это - знаменитая "Стрела из Амдо". Вот эти славные имена: Гунчен-Жамьян Шадпа Агван-Цзондуй (1649 - 1723) - воплощение Манджугхоши, настоятель монастыря Лавран; Второй Панчень-лама Лобсан-Ешей (1663 - 1737); Сумба-Ханбо Ешей-Балжор (1704 - 1788) -ученый и историк; Джанжа Рольби-Дорже (1717 -1786) - пекинский хутухта, выдающийся буддийский просветитель, издатель буддийского терминологического словаря "Источник Мудрецов";

Лондол-лама Агван-Лобсан (1719 - 1796); Чахар Лобсан-Сультим и Дандар-лхарамба (1759 - ?).

Методично и детально занимается Дандарон и объяснением основных положений теории и практики буддийской медитации и созерцания. Известность Дандарона росла. Ученики ехали к нему из Ленинграда, Москвы, Балтии, Украины и самой Бурятии. "Он любил говорить, что это не они идут к нему в Улан-Удэ, а буддизм идет на Запад. И он говорил еще одну вещь, которая на первый взгляд кажется излишней, но на самом деле в высшей степени создана самим буддийским духом релятивизма. Дандарон утверждал, что у буддизма нет места, как нет и времени, эпохи, и что буддизм странствует, не зная народов, стран, климата, ре-нессансов и декадансов, общин и социальных групп. Это не значит, что буддизм отрицает все это. Буддизм ничего не отрицает. Это значит, что буддизм не знает этого, что это - не его дело25".

Дандарон учил не только традиционным методам тантры. Он всегда настаивал на общебуддийском образовании, на обязательном освоении восточных языков, особенно на изучении тибетского. Сам он создал необходимый корпус статей, осветивших основополагающие проблемы буддийской философии. Вот основные из них: "Теория шуньи у мадхьямиксв", "51 психический элемент виджня-навадинов", "Постоянные элементы в буддийской философии", "Общая схема совершенствования по путям мантраяны", "Буддийская теория индивидуального Я", "Элементы зависимого происхождения по тибетским источникам", "Махамудра как объединяющий принцип буддийского тантризма". И все это за неполные четыре года - с 1968-го по 1972-й. Некоторые из названных статей опубликованы. Удалось издать и начало перевода "Источника Мудрецов" - главы "Мадхьямика" и "Парами-та". В рукописи остался перевод главы "Абхидхар-ма". Неизданным до сих пор, но распространяемым в самиздате, пребывает труд Дандарона "Мысли буддиста", содержащий изложение фило-мым в самиздате, пребывает труд Дандарона "Мысли буддиста", содержащий изложение философии, этики и теории путей и на долгие годы ставший ценнейшим пособием для всех входящих и уже идущих по пути. Статьи писались в процессе общения с учениками. В беседах с ними Бидия Дандарович оттачивал творческий перевод терминов тантры, постепенно складывался язык школы Дандарона. Это была школа Дхармы, дисциплины ума, расширения общебуддийского кругозора. В контакте с ним преодолевалась присущая всем двойственность, пробуждалась спящая интуиция -через парадокс, абсурдность ситуации, импульс риска, через необходимость постоянно принимать решения.

Основатели балагатского движения с самого начала проявляли интерес к старой тибетской школе ньингма и к дзогчену. Особый интерес был обращен к работам Нацог-Рандола (Лончен Рабжампа, 1308 - 1363). Отец Дандарона Агван-Силнам в начале века перевел с тибетского на монгольский язык из книги "Забмо Янтиг" итоговое сочинение Нацог-Рандола "Карнатантра, опора великого Учения, называемая "Зерцало механизма глубокого содержания". Дандарон начал переводить эту книгу на бурятский язык еще в лагерный период между отсидками, затем вернулся к переводу после 1956 г. Наконец, в 1971 г. приступил к переводу "Карнатантры" на русский язык. Перевод предназначался для учеников, Данадарон назвал его "Основы философии ваджраяны". Эта "книга стала соединительным звеном в изучении тантры и дзогчена. В дальнейшем она стала опорой для восприятия учений дзогчена, проповедуемых мастерами этой школы - выходцами из Тибета. К сожалению, во время обысков 1972 г. рукопись "Карнатантры" исчезла в подвалах Бурятской Прокуратуры.

Постепенно расширялся круг учеников, росла известность Дандарона не только как ученого-буддолога, но и как мастера проповеди, как Учителя. Единственный тулку, то есть перерожденец, был в Бурятии под пристальным наблюдением властей. В августе 1972 г. затевается "Дело Дандарона", его обвиняют в создании религиозной группы и арестовывают вместе с четырьмя учениками, у остальных берут подписку о невыезде из Улан-Удэ. В Москве допрашивают известных востоковедов О.Ф.Волкову и А.М.Пятигорского - учеников Дандарона, разыскивают в Эстонии Л.Э.Мялля. Но "дела" с всесоюзным размахом не получилось, пришлось извиняться перед О.Ф.Волковой26 и А.М.Пятигорским, вернуть незаконно отобранные материалы. Но в Бурятии антибуддийский шабаш продолжался. Дабы не допустить арестованных учеников до суда, их после десятиминутного амбулаторного "обследования" объявляют страдающими психическими заболеваниями. Судят одного Б.Д.Дандарона. Защищавшая его адвокат Н.Я.Не-меринская и адвокат, защищавший учеников, Н.Я.Герасименко и в суде и в частных беседах настаивают на полной невиновности Дандарона, выражают неоднократные протесты произволу следствия и противозаконным действиям прокурора Байбородина. Но неправый суд свершился: пять лет лагеря общего режима - таков приговор.

И снова каторга, на этот раз в поселке Выдрино, что на южном берегу Байкала, в продуваемом ветрами сыром и гиблом месте. Ему шел 58-й год, но он продолжал бороться: отказывался от непосильной работы, неоднократно попадая в Штрафной изолятор, вел себя гордо и независимо. Продолжалось творчество и проповедь. Он написал серию писем ученикам, в которых продолжил синтез буддизма с идеями современной картины мира, создал новый труд - описание кармы современного мира, судьбы Союза, других народов с точки зрения Ваджрабхайраватантры - это так называемая "Черная тетрадь", к сожалению, конфискованная при очередном лагерном обыске.

Еще до ареста Учитель не раз говорил об уходе:"Дакини зовут". Ученики просили не уходить. Но в июне 1972 г. после того, как в Москве в квартире О.Ф.Волковой к нему приходил Учитель Лубсан-Сандан, Дандарон бросил фразу: "Очевидно, придется в тюрьму садиться". Таково было начало Ваджрной Проповеди, ученики почувствовали это на расстоянии и не сговариваясь приехали из разных концов страны в Бурятию. В этот последний период Дандарон учил их быстрым методам реализации недвойственности, через ситуацию неопределенности, через веселие и бесстрашие, через импровизацию и умение созерцать в любой жизненной ситуации. И вот сам он в зоне - в гневном мандала. В октябре 1974 г. Учитель не раз уходил в самадхи. При этом он предупреждал сидевших с ним, чтобы в это время его не трогали, и зэки к этому привыкли. Но вот однажды он объявил о семидневном "уходе": "не будет дыхания и сердце не будет биться". И он действительно ушел. Это было 26 октября 1974 года. Закончился очередной этап жизни Изначального Учителя. Ученый и проповедник, основатель современного буддизма на западе России покинул это рождение, но не это время.

Примечания

1 Махамудра - буквально "Великий Знак". На уровне Анутта-райогатантры - это включенность в ситуацию при реализации недвойственной мудрости.

2 Ваджрная - то есть неразрушимая, неколебимая. 3 Дхармакая - абсолютное тело реальности, чья природа пуста, что на санскрите называется шуньей, но в то же время сущность дхармакаи - в непрерывной иллюзорной проявленности - это игра Ясного Света. Вместерожденность этих двух, шуньи и Ясного Света, - содержание мудрости дхармакаи. которой достигают на завершающей сверхличностной стадии реализации как в тантре. так и в дзогчене.

3 Пять запредельных мудростей - Зерцалоподобная, Аналитическая, мудрость Дхармового Пространства, Равностная, Творческая. Они проявляются у йогина по мере практики при угасании соответствующих омраченностей и раскрытии пятисоставной природы Ясного Света.

4 Самбхогакая - Тело Блаженства. Если в дхармакае нет личностного самовосприятия, за исключением так называемого самоузнавания собственного лица Адибуддой Самантабхадрой, то дхармакая, идя навстречу страдающим и реализуя мысль сострадания бодхичитту, проявляет себя в тонком, радужном теле собственного пользования будд, бодхисаттв, божеств, дакинь и других освобожденных существ.

6 Пять Тел - дхьянибудды: Вайрочана, Амитабха, Акшобхья, Ратнасамбхава, Амогхасиддха - такова проявленность дхармакаи на уровне Самбхогакаи.

7 Мандала - пространственная развертка реальности на любом уровне, без разделения на субъект и объект. В обыденном употреблении - космопсихологическая модель мира.

8 Нирманакая - дальнейшая развертка дхармакаи навстречу страдающему миру. Это - "Тело Явленное, то есть помощь Абсолюта в лице конкретного учителя. Санскритское слово н рманакая по-тибетски звучит как "тулку", по-монгольски - как "хубилган".

9 Садхана - метод реализации, терма - скрытое сокровище.

10 Ваджрасаттва - самбхогакая Адибудды Самантабхадры в старой тибетской школе ньингма. Ваджрасаттва - персонификация основного метода очищения на уровне специальных подготовительных практик во всех тантрах.

11 Идам - персонификация метода. Идамы изображаются в виде конкретных образов, знаменуя присущий исключительно тантрам упор на Тело форм - рупакаю.

12 Среди учеников Дандарона, непосредственно общавшихся с ним, были представители Литвы и Эстонии. В Латвии еще раньше буддийскую проповедь начал Карлис Теннисон.

13 Лхарамба - титул, который дается ламе, победившему в философском диспуте в монастыре с авторитетным факультетом философии.

14 Калачакра - пятая из высших тантр, называемая адваятан-трой, то есть недвойственной: утверждает равность интуиции и метода. Содержит учение о Шамбале, что не есть географическое понятие.

15 Козлов Петр Кузьмич (1863 - 1935) - русский путешественник, ученик Пржевальского, исследователь Монголии, Тибета, Западного и Северного Китая.

16 Махасиддха - обладатель высших сил* реализовавший мудрость недвойственности блаженства и шуньи. В ранге махасид-дхов канонизировано 84 йогических подвижника Индии 1 - ХII в.в. н.э.

17 Унзад - лама-запевала в буддийском храме во время ритуалов.

18 Из эссе А.М.Пятигорского "Уход Дандарона". А.М.Пятигорский - известный советский буддолог и специалист по тамильскому языку. С 1973 года читает лекции по буддийской философии, теории познания и психологии в Англии.

19 Там же.

20 Там же.

21 Падмасамбхава - индийский тантрист VIII века. Основатель школы ньингма, почитается также в дзогчене. Родом из Удияны на северо-западе Индии.

22 Дхарма - в данном контексте синоним учения.

23 Тисрон Децан - тибетский царь VIII века. покровитель буддизма. При нем на диспуте в монастыре Самье победили сторонники классической ыахаяны - постепенного, по сравнению с чань, пути совершенствования. Распространение чань-буддизма в дальнейшем в Тибете не имело поддержки царского двора.

24 Река Кудун соединяет долину реки Кижинги с рекой Удой в Хрринском районе Бурятии.

25 Из упомянутого эссе А.М.Пятигорского.

26 О.Ф.Волкова (1926 - 1988) - санскритолог и буддолог. Бессменная хозяйка знаменитого среди востоковедов Союза дома Волковых в Москве; индологом была и сестра - Инна Федоровна. Этот дом славился высоким уровнем общения увлеченных познанием людей. Для многих он стал школой духа. Много раз у Волковых останавливался Б.Д.Дандарон.

_________________
ни в сансаре, ни в нирване нет реальной сущности даже размером с пылинку, а причины и следствия и закон взаимозависимого становления безошибочны


Последний раз редактировалось: Dondhup (Сб 07 Дек 13, 18:40), всего редактировалось 1 раз
Наверх
Профиль Послать личное сообщение Отправить e-mail Сайт автора
Dondhup
умер


Зарегистрирован: 05.04.2005
Суждений: 7519
Откуда: СПб

176498СообщениеДобавлено: Сб 07 Дек 13, 18:26 (3 года тому назад)     Ответ с цитатой

Лубсан Сандан Цыденов – Учитель Дандарона







Записано со слов Б.Д.Дандарона, Ю.Алексеева и во время поездок в Бурятию в 1970–1987 гг. Использованы фрагменты официальных источников.

В истории каждого народа периодически появляются фигуры, чья жизнь, как в фокусе, собирает его самые дорогие и специфические свойства, через которые каждый затем легко определяет себя в ряду других наций или культурных традиций. Таковым для бурят на переходе двух последних веков был Лубсан Сандан Цыденов.

Таинственность его жизни — почти тридцать лет созерцательного затвора, разрыв с официальной буддийской церковью, гордое достоинство философа в ответственных встречах, будь то с российским императором или с высоким ламой из Тибета, неожиданные национально-политические шаги в период гражданской войны, загадочное исчезновение в конце пути — все это окутывало имя Лубсана Сандана легендой. Эта легендарность истории его жизни усиливалась официальным запретом, когда в тридцатые годы только хранение его портрета грозило арестом. Почти ничего не осталось от рукописного наследия реформатора, все, что нам известно — это скупые строки из архивов органов безопасности, перекочевавшие в инструктивные письма для атеистической пропаганды, и устойчивая устная традиция в среде духовных последователей Лубсана Сандана.

Национальное самоосознание, чувство Родины не отторжимы от знания национальной истории, в спокойном ли или бурном течении которой всегда выделяются личности подвижнического склада, то есть те, которые воистину осуществляют подвижку событий и прежде всего сдвиг в сознании современников или потомков.

Вот такой могучей и возрожденческой фигурой является для бурятского народа, и не только для него, фигура неукротимого Хан-ламы — Лубсана Сандана Цыденова.

Наша публикация не претендует ни на полноту, ни на окончательность и даже на точность. Мы изложим лишь то, что сохранила память, документы и скудные записи бесед с гостеприимными жителями Кижингинской долины, и в особенности с неожиданно покинувшим нас и бесконечно прекрасным душой Анченом Аюшеевичем Дашицыреновым. Благодарим также уроженца Кижинги, известного религиозного художника Батодалая Дугарова. Заранее приносим извинения за ошибки и неточности, ведь одна из задач публикации — сохранить, что существует, записать, что не стерлось в памяти, ибо до сих пор живы те, кто лично знал Лубсана Сандана.

Народная память, традиция устного рассказа до сих пор являются удивительным элементом бурятской культуры, и посему можно надеяться, что материалы, которые мы предлагаем читателю, лишь начало в дальнейшем собирании сведений о замечательной жизни Лубсана Сандана Цыденова.

_________________
ни в сансаре, ни в нирване нет реальной сущности даже размером с пылинку, а причины и следствия и закон взаимозависимого становления безошибочны
Наверх
Профиль Послать личное сообщение Отправить e-mail Сайт автора
Dondhup
умер


Зарегистрирован: 05.04.2005
Суждений: 7519
Откуда: СПб

176499СообщениеДобавлено: Сб 07 Дек 13, 18:35 (3 года тому назад)     Ответ с цитатой

Агван Дорджиев
http://dazan.spb.ru/teachers/agvan-dordziev/

По его инициативе и непосредственном участии в Санкт-Петербурге был возведен буддийский храм.

Агван Доржиев (1853(54)-1938) родом из хоринских бурят, в 19-летнем возрасте покинул Забайкалье и отправился паломником в Тибет.

В 1888 г. он окончил высшую буддийскую школу Гоман при монастыре Брайбун, в окрестностях Лхасы (Столицы Тибета), получил ученую степень «Лхарамба» и был назначен от этой школы Цаннид-Хамбо (наставником) юного Далай­Ламы XIII. Со временем Агван Доржиев приобрел большое влияние на Далай­Ламу и стал его ближайшим доверенным лицом и другом. Он был инициатором сближения Тибета и России. Ездил с дипломатическими поручениями между Россией, Тибетом, Монголией и другими странами. Побывал в Индии, на Цейлоне, в Японии, Германии, Италии, Великобритании, Франции.

Агван Доржиев основал несколько дацанов и школ в Калмыкии и Бурятии, открыл издательство в Петербурге и типографию в Ацагатском дацане. Строительство храма в российской столице началось в 1909 году в Старой Деревне. Работами руководил Строительный комитет, в который входили академики В.В. Радлов и С.В. Ольденбург, князь Э.Э.Ухтомский, приват-доценты В.Л. Котвич, А.Д. Руднев, Ф.И. Щербатской, врач-тибетолог П. Бадмаев, духовный и светский глава Монголии Джезун Дамба Хутухта, калмыцкие князья Дугаровы, Тумэны, Тундутовы, художник Н.К. Рерих и др.

Санкт-петербургский храм строился в полном соответствии с тибетским архитектурным каноном. В 1913 г. в храме прошла первая служба, посвященная 300-летию династии Романовых. Церемония освящения храма состоялась в 1915 году. В 1919 году храм подвергся разграблению красноармейцами. Доржиеву удалось реставрировать храм, несмотря на царившую в стране разруху. Как и до революции он находился в постоянном диалоге с властью. Теперь его собеседниками были не Николай II и министр Извольский, а Ленин с Луначарским.

Но речь шла всё о том же: о свободе вероисповедания, культурном строительстве и их необходимости для процветания государства и его граждан. В 1929 году деятельность буддийской церкви Забайкалья была запрещена новым антирелигиозным законом. В 1935 году преследования буддийского духовенства начались и Ленинграде. В 1937 году в результате арестов и расстрелов буддийская община при храме перестала существовать. В ноябре 1937 года 85-летний Агван Доржиев был арестован в Бурятии. Он скончался в 1938 году в тюремной больнице города Улан-Удэ.

В этом же году Ленинградский буддийский храм был закрыт, и его здания стали занимать различные учреждения: физкультурная база, радиостанция (именно отсюда шло вещание на осажденный Ленинград, когда была разрушена станция в Колпине), лаборатории Зоологического института. В 1968 году храм был объявлен «памятником архитектуры местного значения», а в 1990 году возвращен верующим.

_________________
ни в сансаре, ни в нирване нет реальной сущности даже размером с пылинку, а причины и следствия и закон взаимозависимого становления безошибочны


Последний раз редактировалось: Dondhup (Сб 07 Дек 13, 18:38), всего редактировалось 1 раз
Наверх
Профиль Послать личное сообщение Отправить e-mail Сайт автора
Dondhup
умер


Зарегистрирован: 05.04.2005
Суждений: 7519
Откуда: СПб

176500СообщениеДобавлено: Сб 07 Дек 13, 18:36 (3 года тому назад)     Ответ с цитатой

Выдающийся буддийский ученый Кенсур Ринпоче Геше Лхарамба Агван Нима (1907-1990)
http://www.ugaizam.narod.ru/num_012/n_0012_010.html

Кенсур Ринпоче, геше лхарамба Агван Нима, родился в 1907 г. в местности Дабаты Заиграевского района Бурятии. В семилетнем возрасте он поступил в послушники в Шулутский (Ацагатский) дацан и принял постриг. С большим упорством осваивал тибетский и монгольский языки, обучался декламации священных текстов, получил обеты гецула (средний монашеский обет). В 1923 г. цаннид-кхенпо Агван Доржиев (1854-1938) отправил десять бурятских послушников из разных районов Бурятии в "Страну снегов" для постижения Дхармы, среди них был и Агван Нима. В Тибете он вошел в монастырскую общину Гоман дацана, престижного буддийского Университета Дрепунг (близ Лхасы), основанного в 1416 г. Чжамьян Чойчжи (1379-1449), одним из ближайших учеников и последователей крупнейшего буддийского мыслителя и основоположника школы гелугпа Цзонкхавы (1357-1419).

Агван Нима принял монашество, которое считается главным условием для глубокого и полного постижения теории и практики Дхармы. Он полностью погрузился в изучение широкого круга канонических источников, входящих в свод тибетского буддийского канона - Ганчжур и Данчжур, с целью правильного осознания смысла Учения Будды Шакьямуни, сочетающего в себе методы сутры и тантры.

В своей "Автобиографии" геше лхарамба Агван Нима писал: "Сколько бы не изучал Учение Будды, оно захватывает тебя все глубже и шире и не имеет момента завершения. Вне всяких сомнений, что изучение, размышление и медитация над великими священными текстами есть результат накопления добродетелей в течение множества жизней. Изучать Учение Будды - это великая школа. Изучающие Учение Будды только им и занимаются, у них нет других дел, кроме изучения. Труднее этой школы нет другой ни в одной стране, ни в одном месте и не будет. Изучение Учения Будды завершает цель многих жизней, эта цель не имеет пределов, и поэтому изучение тоже не имеет пределов". (1, с.28).

Агван Нима прошел полный образовательный курс обучения на цаннидском (философском) факультете в Гоман дацане в гелугпинской традиции, духовный авторитет которой был очень высок. Он получил много канонических и устных учений и необходимый набор посвящений. Агван Нима завершил базовое образование и успешно сдал экзамены по всему корпусу учебных дисциплин. Во время обучения на факультете цаннид бурятский монах вел оживленные дискуссии по основным положениям изучаемых текстов со своими коллегами и участвовал в диспутах по сути особенностей обсуждаемой темы. В результате виртуозного владения искусством финального экзаменационного диспута, был удостоен степени геше, доктора в области буддийской философии.

После окончания цаннидского факультета Агван Нима преподавал в Гоман дацане и посвятил себя деятельности буддийского наставника. Встав на путь "благого наставника", он имел большое количество учеников и последователей, обучая их Дхарме, и оказывая им действенную духовную помощь. В своей "Автобиографии" Ринпоче Агван Нима писал: "Когда учитель имеет хороших и опытных учеников, то и сам получает огромную пользу. Это является толчком к изучению книг, углубленному размышлению над темой. Когда изучаешь тексты, имея учеников, то тема усваивается гораздо глубже, чем в случае изучения текстов без учеников" (1, с. 20). Геше оставался в Гоман дацане до 1958 г.

Ввиду большого потока тибетских беженцев в Индию в 1959 г., Гоман дацан по образцу одноименного дацана, расположенного в окрестностях Лхасы., был основан в штате Карнатака (южная Индия). С 1977 г. по 1980 г. геше Агван Нима занимал пост кенпо (главы, настоятеля) Гоман дацана в Индии. Он составлял учебные программы, основанные на глубоком знании буддийской философской литературы и занимался административной работой. Вел занятия по комментированию "Ламрима", руководства для начинающих адептов и их наставников, написанного Цзонкхавой как введение в изучение Дхармы в соответствии с методами гелугпинской образовательной традиции. Текст Цзонхавы создан по модели "Бодхипатхапрадипы", авторство которого принадлежит великому индийскому проповеднику буддизма в Тибете Атише (982-1054).

В настоящее время Гоман дацан в штате Карнатака является одним из самых крупнейших в составе знаменитого буддийского университета Дрепунг, где хувараки (послушники) получают классическое тибетское образование под руководством выдающийся буддийских корифеев. В настоящее время в этом дацане обучается немало студентов, выходцев из разных регионов этнической Бурятии. Некоторые из них входят в десятку лучших студентов, с большим упорством и старанием осваивают тибетский язык и широкий набор текстов, включенных в образовательную программу.

Благодаря своей исключительной учености геше лхарамба Агван Нима занимал весьма высокий статус в буддийском мире и пользовался пиететом со стороны Его Святейшества Далай-ламы XIV Тенцзин Гьятцо (род. в 1935). В 1960 г. по 1967 г. по его просьбе буддийский ученый преподавал тибетский язык и историю тибетского буддизма махаяны в прославленном Университете Варанаси (Бенарес). Одновременно геше Агван Нима плодотворно занимался научной и издательской деятельностью.

Огромный объем работы, проводимой Кенсур Агван Нимой, требовал образованного ассистента и квалифицированного помощника. Состоялось интервью, среди претендентов, оказался и тибетец Чойчже Рабтен, с которым мне посчастливилось познакомиться во время празднования тридцатилетнего юбилея со дня основания Тибетского Монастырского Института в Риконе (Швейцария). Чойчже Рабтен говорит, что он был необыкновенно удивлен, когда его имя огласили в качестве ассистента геше Агван Нимы. Он стал его ближайшим учеником, и сочетал ежедневные занятия Дхармой с работой, которую выполнял по заданию Учителя.

С 1967 г. в течение шести лет геше лхарамба Агван Нима жил в Лейдене (Голландия), куда он прибыл по приглашению известного тибетолога, проф. Д.С. Рюигга. Три года буддийский мастер работал в тесном сотрудничестве с проф. Д.С. Рюиггом, а после его отъезда в Канаду геше Агван Нима занимал его пост. Годы жизни в Голландии оказались исключительно плодотворными для буддийского ученого. Он завершил четырехтомный труд «Введение в науку для начинающих» и составил объяснение трудных мест к текстам, входящих в корпус кодекса дисциплинарных правил Винаи.

Агван Нима писал монографические исследования на классическом тибетском языке, ставшим для него после бурятского вторым родным языком. Его сочинения изданы Институтом в Лейдене и включают пять томов. Труды буддийского авторитета вносят весомый вклад в изучение и исследование сложнейших вопросов буддийской философской и комментаторской литературы.

Слава о геше Агван Ниме, как о тонком знатоке Дхармы, энциклопедически образованном буддийском ученом, быстро распространилась в Западной Европе. Он обладал удивительным учительским даром, полученным от своих почтенных Учителей. По словам Чойчже Рабтена: "У геше было много европейских учеников, они тянулись к нему, приезжали в Голландию и жили ни один год рядом с Учителем, чтобы познать тонкости теории и практики Дхармы. Учитель являлся истинным благим другом для своих учеников. Почитание благого друга, Великого Учителя считалось главной практикой прославленного буддийского корифея геше Агван Нимы. Это была основа, на которой базировались изучение, слушание и медитация над священной Дхармой".

Чойчже Рабтен вспоминает: "Мой Учитель не знал английского языка, поэтому его ученики и последователи с большим старанием осваивали монгольский язык, чтобы из «уст в уши» получать Учение Будды Шакьямуни от своего Учителя".

Выйдя на пенсию, геше Агван Нима переехал из Голландии в Швейцарию. По воспоминаниям Чойчже Рабтена, Учитель чувствовал себя весьма одиноко в Голландии и скучал по тибетцам. В Швейцарии Учитель и ученик жили в местности Турбенталь (Turbenthal), расположенной близ Цюриха. В 1977 г. Агван Нима возвратился в Индию, с тем, чтобы возглавить Гоман дацан в штате Карнатака.

Чойчже Рабтен рассказывает, что в 1980 г., после того, как по разрешению Его Святейшества Далай-ламы геше Агван Нима покинул пост главы Гоман дацана, он вновь возвратился в Швейцарию и прожил там только один год. Двери его дома были всегда открыты для его многочисленных учеников и последователей. Старший брат Его Святейшества Далай-ламы проф. Норбу часто посещал Агван Ниму, который в течение многих лет являлся его личным духовным наставником. Бывая неоднократно в Бурятии, проф. Норбу с чувством искренней признательности вспоминал своего Великого Учителя и годы, проведенные с Кензуром Агван Нимой, от которого он получил фундаментальные знания в области священной Дхармы. Проф. Норбу великолепно владеет монгольским и бурятским языками, родными языками своего Учителя.

_________________
ни в сансаре, ни в нирване нет реальной сущности даже размером с пылинку, а причины и следствия и закон взаимозависимого становления безошибочны
Наверх
Профиль Послать личное сообщение Отправить e-mail Сайт автора
Dondhup
умер


Зарегистрирован: 05.04.2005
Суждений: 7519
Откуда: СПб

179597СообщениеДобавлено: Ср 25 Дек 13, 00:24 (3 года тому назад)     Ответ с цитатой

Василий Петрович Репка, ученик Дандарона.

http://nandzed.livejournal.com/3006693.html



_Репки-нагпа.jpg
 Описание:
 Размер файла:  32.54 KB
 Просмотрено:  15901 раз(а)

_Репки-нагпа.jpg



-нагпа.jpg
 Описание:
 Размер файла:  84.13 KB
 Просмотрено:  15902 раз(а)

-нагпа.jpg



_________________
ни в сансаре, ни в нирване нет реальной сущности даже размером с пылинку, а причины и следствия и закон взаимозависимого становления безошибочны
Наверх
Профиль Послать личное сообщение Отправить e-mail Сайт автора
Тред сейчас никто не читает.
Новая тема   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Буддийские форумы -> Гималайский буддизм Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вам можно начинать темы
Вам можно отвечать на сообщения
Вам нельзя редактировать свои сообщения
Вам нельзя удалять свои сообщения
Вам нельзя голосовать в опросах
Вы можете вкладывать файлы
Вы можете скачивать файлы


Рейтинг@Mail.ru

За информацию, размещённую на сайте пользователями, администрация форума ответственности не несёт.
Мощь пхпББ © 2001, 2002 пхпББ Груп
0.139 (0.666) u0.093 s0.006, 22 0.040 [266/0]